Главная / Государство / «НГ» рассказала о грязных заказах и спецоперациях, организованных «путинским поваром»

«НГ» рассказала о грязных заказах и спецоперациях, организованных «путинским поваром»

"НГ" рассказала о грязных заказах и спецоперациях, организованных "путинским поваром"

«Новая газета» вслед за другими изданиями публикует разоблачительные материалы о сомнительных фактах биографии «путинского повара» Евгения Пригожина. Как говорится в статье, появившейся на сайте издания 22 октября, с именем близкого к Кремлю бизнесмена, внесенного в санкционный список США за вмешательство в выборы, связаны не только фабрика «интернет-троллей» и частная военная компания Вагнера, но и детективные истории.

61-летний Валерий Амельченко, в начале 2000-х годов отсидевший семь лет за грабеж, рассказал изданию о том, как выполнял грязную работу по заданию людей, работавших на Пригожина. Как утверждает мужчина, он участвовал в нападениях на оппозиционеров и блогеров, спецоперациях в России и за рубежом. По словам Амельченко, с людьми Пригожина он начал работать в конце 2012 — начале 2013 года.

Между тем в Кремле заявили, что не располагают подтверждением со стороны компетентных органов информации о том, что Пригожин якобы имеет отношение к нападениям на оппозиционеров и к спецоперациям в России и за рубежом. «Мы видели сегодня эту публикацию. Это журналистское расследование, таких много. Но все-таки мы в первую очередь ориентируемся на детальную информацию соответствующих органов», — сказал журналистам в понедельник пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков, слова которого приводит «Интерфакс».

Как пишет «Новая газета», к «работе» на Пригожина Амельченко привлек знакомый — Андрей Михайлов, известный по провокациям в 2013 году против журнала Forbes, «Новой газеты» и других изданий, принимавший активное участие в формировании медиахолдинга, состоящего из «Агентства интернет-исследований» и ряда СМИ. Михайлов подтвердил «Новой газете», что в прошлом привлекал к работе Амельченко, он также признал, что сам работал на Пригожина в 2012-2014 годах под руководством начальника его службы безопасности Евгения Гуляева.

 

Последний раз Амельченко встретился с журналистом «Новой газеты» в Петербурге вечером 2 октября 2018 года, после чего мужчина бесследно исчез. Полиция ведет его розыск. Пока официально не установлено, что произошло: похищение, убийство или инсценировка, говорится в статье.

Как рассказал Амельченко, до конца 2014 года он подчинялся лично Михайлову, по его поручению сформировал свою группу, в которую вошли Владимир Гладиенко и Сергей Кузнецов. По его словам, в основном они наблюдали за разными людьми. Он припомнил каких-то братьев на Васильевском острове, чей автомобиль облили специальной жидкостью, чтобы облезла краска, как ездил в Москву, присматривал за помещением «Новой газеты» в Потаповском переулке и молодой блондинкой. Амельченко под блондинкой имел в виду направленную пригожинскими людьми в редакцию «Новой газеты» «агента» Марию Купрашевич, которая устроилась на работу в рекламный отдел, собирая информацию о материалах и сотрудниках редакции.

По словам Амельченко, «при Михайлове» ничего «особо страшного» ему не поручали. Хотя был случай, когда на Большом проспекте Петроградской стороны имитировали ДТП: специально нанятый человек падал под колеса автомобиля предпринимательницы Елены Черевко, хозяйки клиники «Дента-Л», у которой был спор о недвижимости с Пригожиным.

Как «воспитывали» сочинского блогера

Как поведал Амельченко, осенью 2013 года он с Владимиром Гладиенко посетил Сочи, чтобы «воспитать» сочинского блогера, который «плохо писал про Путина». В результате беседы блогер прекратил сетевую активность, «отделавшись ушибами», — пишет «Новая».

Михайлов не только подтвердил поездку Амельченко и Гладиенко в Сочи, но и назвал ник блогера — huipster. Как выяснила «Новая газета», в 2013 году пишущий под этим ником Антон Грищенко активно раскручивал свой видеоблог на YouTube, в котором в основном рассказывал о сочинских городских проблемах. Незадолго до инцидента, 14 октября 2014 года, huipster разместил в Twitter карикатуру на Владимира Путина из французской Le Monde. После 25 октября 2013 года все аккаунты Грищенко были удалены. В телефонной беседе с журналистами он отказался обсуждать события пятилетней давности.

Донбасс и Майдан

Работа Амельченко с Михайловым прекратилась на рубеже 2013-2014 годов. После этого Амельченко по заданию ездил на Майдан, подробности об этом он не рассказывал. Связь с Амельченко после ухода Михайлова держал в основном работник службы безопасности Пригожина Андрей Пичушкин, бывший сотрудник УВД по Василеостровскому району Петербурга и ГУ МВД по Северо-Западному федеральному округу.

 

 

В 2014-2016 годах Амельченко и его людям приходилось работать в основном на Украине, как в Донецкой и Луганской народных республиках, так и на территории, контролируемой центральным правительством. Об этой части своей «работы» он рассказал мало. Например, упоминал о том, как в Луганске был ликвидирован некий важный персонаж, «правая рука [главы ЛНР Игоря] Плотницкого». По описанию, это очень похоже на убийство помощника главы ЛНР Дмитрия Каргаева, труп которого был обнаружен 16 марта 2016 года, пишет «Новая газета».

Отравления

С 2016 года Амельченко занимался и отравлениями. О характере препаратов, которые использовались в акциях, Амельченко подробно не рассказывал, так как ничего не понимает в химии. Из его описаний следует, что для инъекций, судя по всему, использовался ветеринарный шприц-дротик, говорится в статье.

Одна из акций, по словам Амельченко, произошла летом 2016 года в Пскове. Из рассказа Амельченко следует, что «куратор» якобы поставил задачу проучить некоего блогера. Нападение произошло утром, когда блогер шел на работу. Имени блогера Амельченко не вспомнил, но описал район, где все произошло. Блогер, которому было около 40-45 лет, после инъекции умер.

«Новая газета» выяснила, что речь может идти об оппозиционно настроенном псковском блогере Сергее Тихонове (skobars), который скончался, по официальным данным, «от сердечного приступа» на улице недалеко от своего дома 29 июля 2016 года.

Подельник Амельченко Олег Симонов при помощи некоего препарата атаковал мужа юриста ФБК Любови Соболь, говорится в статье. Вечером 25 ноября 2016 года муж Соболь — Сергей Мохов, социолог и издатель журнала «Археология русской смерти», возвращался домой. У подъезда его дома на Загородном шоссе стоял молодой мужчина с бородкой, в руках он держал букет цветов. Когда Мохов с ним поравнялся, то получил укол в бедро, после которого у Мохова начались конвульсии, а затем он потерял сознание.

Мохов был госпитализирован в Институт имени Склифосовского, через час пострадавшему стало лучше, а на следующий день он был выписан. Врачи предположили, что ему был введен психотропный препарат, или нейролептик. У Мохова и его супруги Соболь было две версии по поводу причин нападения. Сергей не исключал, что его могли организовать лица, недовольные его статьями о злоупотреблениях на рынке ритуальных услуг. Соболь предполагала, что отравление могло быть совершено людьми из структур Пригожина, так как расследованию его деятельности, связанной с получением многомиллиардных армейских контрактов, была посвящена работа Соболь в ФБК.

В нападении Симонова на Мохова Амельченко, по его словам, не участвовал и узнал подробности только со слов подельника.

В Сирии проводились опыты с отравленным соком

Спецоперации по заданию Пригожина Амельченко выполнял и в Сирии. Так, 12 февраля 2017 года в Сирию направилась группа по заданию службы безопасности Пригожина. В группу, по словам Амельченко, входили он сам, Симонов, Гладиенко, Сергей Кузнецов и впервые привлеченный к сотрудничеству Вячеслав Вареев. Курировал группу направлявшийся вместе с ними сотрудник службы безопасности Сергей Губанов.

 

Заданием группы, по словам Амельченко, было испытание различных препаратов на захваченных сирийской армией в плен членах «Исламского государства»* и других боевиках. Однако по прибытии в Сирию оказалось, что никаких пленных «для опытов» никто предоставлять не собирается. Кем-то из руководства было принято решение проводить тестирование препаратов на членах отрядов так называемых «Охотников за ИГИЛ»* (ISIS Hunters), подготовка которых велась инструкторами «группы Вагнера» на базе примерно в 80 километрах от Хомса.

Группа, в которой был Амельченко, какое-то время находилась в Тартусе, затем какое-то время в Хомсе, побывала в Тифоре. «В итоге мы были переодеты в форму как военная прокуратура. И там же было ополчение… [Те люди] которые не хотят воевать, уроды. Мы их через переводчика допрашивали. Делали вид, что допрашиваем. Почему они отказываются», — рассказал Амельченко.

От командования «Вагнера» с группой контактировал человек с позывным «Юрич». Беседа с нежелающими воевать ополченцами проходила в Хомсе. Их допрашивали, а на прощание давали по бутылочке запечатанного сока местного производства, в который Симонов добавлял какой-то препарат отсроченного действия. Через несколько часов после этих бесед он и Губанов были разоружены, арестованы сирийской военной разведкой Мухабарат, отвезены в Дамаск и подвергнуты длительным допросам.

Как стало известно, смертельное отравление получил высокопоставленный сотрудник Мухабарата, курировавший «Охотников за ИГИЛ»*: он не то выпил сок из бутылочки, подаренной допрашиваемому, не то его позже угостили чаем со столика, на котором готовил отраву Симонов. Сам Симонов, как выяснилось, тоже был арестован и допрошен.

Через несколько часов допросов арестованных повезли на ведущую из Дамаска в Хомс дорогу, на которой якобы был куплен с лотка «отравленный сок», и после безрезультатных поисков места покупки отпустили.

Как Амельченко стало известно позже, пятеро ополченцев, которых допрашивали, также отравились, но отделались рвотой и поносом. Такие же симптомы были и у «Юрича», и у самого Амельченко. После инцидента со смертью контрразведчика операция была свернута. Амельченко с большей частью группы в марте 2017-го вернулся в Петербург.

К моменту публикации судьба Валерия Амельченко неизвестна, указывает издание. «Может быть, он инсценировал свое похищение и решил самостоятельно скрываться как от расплаты за разговорчивость со стороны бывших коллег, так и от интереса журналистов. Но не менее вероятно, что после встречи с «кураторами» он изменил свою позицию и сейчас готовится публично опровергать собственные слова, невзирая на факты», пишет «Новая газета».

 

Источник: newsland.com

Смотрите также

«Изоляция России — новый этап»

«Похоже, начинается новый этап российской внешней политики. Вот сообщение о содержании очередного заседания Совета безопасности, …

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *