Главная / Государство / Кто стоит за «керченским стрелком»

Кто стоит за «керченским стрелком»

Кто стоит за «керченским стрелком»

Государство и власть должны повернуться к человеку лицом

Всю неделю, какой телеканал ни включишь, какую интернет-ленту ни откроешь — все разговоры только об этой дичайшей истории: нормальный вроде парень, студент четвертого курса Керченского политехнического колледжа, хладнокровно и расчетливо застрелил 20 своих однокурсников и преподавателей и ранил еще 50!

История запредельная не только для нашей страны, но и по мировым меркам: в США такие истории случаются, но там и оружия у населения на руках в десятки раз больше, да и такое число жертв было только с использованием автоматов.

Именно поэтому вокруг керченской трагедии сразу возникло столько домыслов и предположений. В первых же сообщениях о происшедшем — масса преувеличений и искажений. В видеосъемке телефонного разговора директрисы колледжа слышно, что она оперирует в рассказе множественным числом нападавших: «взрывали», «бегали», «стреляли», «с автоматами», и «всех моих людей перестреляли», и сравнение с терактом в Беслане…

 

Некоторые студенты колледжа, находившиеся в момент расстрела в здании, в показаниях говорят о «людях в масках, которые запрыгивали в окна и всех расстреливали». Однако очень быстро выяснилось, что стрелок был один, и СМИ даже раздобыли видеозаписи с камер на пути стрелка в колледж и внутри колледжа.

Журналисты перерыли все возможные информационные слои. Если бы у стрелка были сообщники, их уже давно бы выявили. Но их нет! Однако действия этого 18-летнего парня были настолько продуманными и профессиональными, что чинуши никак не хотят смириться с тем, что он подготовил все сам. Премьер-министр Крыма Сергей Аксенов заявил: «Здесь он на месте действовал один, это уже понятно, установлено, но подготовительные мероприятия, на мой взгляд, на взгляд коллег, этот негодяй один осуществить не мог».

Я работаю с детьми и подростками двадцать лет и скажу вам: у детей и подростков — огромные возможности для развития навыков, о которых иногда даже родители не догадываются.

Например, прихожу я как то домой раньше обычного времени и слышу в комнате сына какой-то бубнеж. Прислушался, а он там… самолет сажает в аэропорту Франкфурта-на-Майне! И это не компьютерная игрушка, а профессиональный авиасимулятор, на котором тренируются профессиональные пилоты и авиадиспетчеры, чтобы лучше изучить особенности той или иной воздушной гавани. И, заметим, никто его не заставлял: учился мой ребеночек на тот момент в университете совсем по другой специальности. И возраст был, как у «керченского стрелка». Просто хобби — другое. Ну а автор этих строк в 18 лет самостоятельно делал несложные операции пациентам с различными травмами.

То есть и ребенок, и подросток могут освоить сложные и даже сложнейшие манипуляции, получить самые разнообразные навыки — была бы мотивация. Только один 18-летний использует полученные навыки и знания, чтобы людей убивать, а другой, дежуря в экстренной хирургии, пытается их спасти, не имея еще ни диплома, ни многолетнего опыта, но освоив технику операций именно благодаря жажде спасать. Кто и как полученными навыками распорядится — это уже вектор воспитания.

Тут мы и приходим к традиционным нашим российским вопросам: «кто виноват?» и «что делать?».

Кто виноват? Тут есть виновные «тактические» и «стратегические».

Тактически, или чисто технически, виноваты те, кто: а) просмотрел парня, который, как выяснилось, не один месяц готовился к этой акции; б) те, кто не обеспечил установленный законом РФ режим безопасности учебного заведения.

Я уже не раз писал: несмотря на то, что с момента присоединения Крыма к России прошло четыре года, российские законы в Крыму не работают, и по сути Крым не является полноценным субъектом РФ.

Зачастую в общественных местах все меры антитеррористической безопасности являются полнейшей фикцией. Счастье еще, что Крым для террористов не представляет интереса — пока что.

 

Но все это — технические, тактические моменты: как бы мы ни ужесточали меры охраны, злоумышленники всегда найдут способ их обойти. Как ни отслеживай настроения школьников и студентов, стопроцентно выявить потенциальных «стрелков» не получится, потому что «кандидаты» просто будут тщательнее «шифроваться», станут более скрытными. Ну не будете же всех школьников и студентов через полиграф пропускать!..

Главная виновница трагедии — античеловеческая государственная система.

Фактически последние сто лет мы жили в государстве, которое не для людей. Люди для него — либо расходный материал для имперских мегапроектов, либо просто мусор.

Когда партийной коммунистической верхушке нужно было «ковать ядерный щит Родины», дабы сберечь свои задницы и свои кресла, она вынуждена была вкладываться в образование, чтобы было кому создавать ракеты с ядерными боеголовками.

Сегодня нашей элите фактически ничего не угрожает, и все «мегапроекты» носят распильно-откатный характер. Жуликам и ворам эффективное образование и здравоохранение не только не нужны, но даже и мешают. Поэтому социальная сфера финансируется по остаточному принципу, да и то исходя из «выхода годного». Как мне по пьяни объяснил один чиновник, подразумевается, сколько можно с этого финансирования «отпилить», чтобы «маржа» оказалась сразу в офшоре. Поэтому образование у нас деградирует — и, как следствие, деградируют все отрасли: здравоохранение, промышленность, строительство, наука, правоприменение…

С развалом СССР со школы сняли функцию воспитания учеников: надо полагать, считали, что воспитывать чадо должны родители, а учитель не вправе вмешиваться. С одной стороны — вроде бы защищают права людей на собственные педагогические взгляды. Но с другой — мы пришли к тому, что значительная часть детей растет, как сорняк в поле: ими никто не занимается, и они никому не нужны. Родителям, особенно малообеспеченным, просто не до детей: им бы денег на еду и одежду заработать! Загруженные повседневными заботами, они могут уделить ребенку полчаса-час в день, не более. В то же время в школе дети проводят бОльшую часть дня, однако там — только обучение, но никакого воспитания.

Я не поклонник «совка», но в СССР воспитательная функция средней школы была на высоте. Детьми занимались, никого без внимания не оставляли: стоило ребенку пропустить день-другой — и классный руководитель отправлял кого-то из одноклассников выяснить, что случилось. Про всех учеников знали: кто чем дышит, чем увлекается, чем занимается… Педагог имел достаточно прав и полномочий, достаточно инструментов, чтобы воздействовать на самых отъявленных и неуправляемых хулиганов.

Заметим: ни про какие «органы опеки» мы тогда не слышали. Детьми занимались школа и, если надо, инспекция по делам несовершеннолетних. Еще раз: я не поклонник «совка», и там много было негативного, но педагогическая система работала, воспитывала и перевоспитывала, а сейчас у нас — дно!

Рекомендации мои — как рекомендации врача пациенту, выпивающему в день по бутылке водки, выкуривающему по две пачки сигарет, — будут не оригинальными, а простыми и «малоинтересными»: вести здоровый образ жизни. Т.е., в экстраполяции на уровень государства и общества, нужно экстренно заниматься оздоровлением всех государственных систем, всех сфер жизни!

Нужно, конечно же, вернуть функцию воспитания в школы. Потому что сейчас — идеологическая, моральная и нравственная пустота, и дети сами находят себе «идеологию»: кто-то вступает в клуб самоубийц, а кто-то становится адептом «АУЕ»…

Государство и власть должны повернуться к человеку лицом, а не другим местом. Ведь что мы видим в этой истории? Это фактически воспроизводство психической травмы из поколения в поколение.

Игорь Росляков, отец «керченского стрелка», служил в Афганистане. Про «афганский синдром» слышали? Это ведь не шутки: таких же 18-летних юнцов посылали «выполнять интернациональный долг» в далекую чужую страну, где на их глазах убивали таких же, как они, молодых парней, да и им самим приходилось убивать. Такое не проходит бесследно. Но государство использовало Рослякова, а потом выкинуло как выжатый лимон. И психотравму он, как водится, «лечил» водкой, устраивая пьяные дебоши и издеваясь над женой с ребенком.

Вот в такой атмосфере рос будущий «керченский стрелок» Владислав Росляков: нищета, побои и безнадега. Мать с Владиславом вынуждена была бежать от неадекватного отца на съемную квартиру. Что могла дать ребенку забитая женщина, работающая за нищенскую зарплату санитаркой?..

И где было наше государство в этой истории? Мы сейчас слышим вопли чинуш: «Нужно выяснить, кто оказывал влияние на этого стрелка!» А я отвечу: «Вы выясните, почему никто не оказал положительного влияния на этого парня, и он был предоставлен сам себе?! Ведь он не пил, не курил, занимался спортом. Т.е. положительный был парень. И, окажись на его пути неравнодушные люди, которые могли показать ему позитивные перспективы, никогда бы не случилось этой бойни!»

Я уверен, что парень этот пошел убивать потому, что мир, который его окружал, был полон мерзости — в его представлении. А у него иного опыта и не было. Да вы посмотрите вокруг! Что у нас, «все в ажуре»?!

Если мы не сделаем заботу о нуждах, интересах и потребностях отдельной личности главной задачей внутренней политики России, наш российский мир так и будет превращаться в клоаку, и такие «стрелки» будут появляться и дальше.

Источник: newsland.com

Смотрите также

В Украину неожиданно для чиновников пришли холода

Со всей страны приходят сообщения о том, что с отоплением проблемы, закрываются детские сады и …

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *